Времени капели Ивáнов Л.Ф., стихи
Выше     ◄Магия ТЕАТРА Ольги Бурлаковой     ◄ Яви и грёзы  французских поэтов     Кульчицкий М.В. стихи ►     ПЕНАТЫ

Ивáнов Леонид Фёдорович, стихи

“Нет, я не Байрон, я другой,
 Ещё неведомый  избранник,
 Как он гонимый миром странник,
 Но только с русскою душой”.
                                            М. Ю. Лермонтов  


ВРЕМЕНИ КАПЕЛИ


Былой отвагой упований
В новогоднюю ночь
Пока в саду сирени не увяли
России вдохновенный гений
Всё в свете звуком стать спешит
Не звенят отрадой времени капели
Мадам
Я верю, я истинно знаю
Ах, дайте дух перевести
Лети, лети, волшебная снежинка
Cogito ergo sum
Ухажёры
Ко мне, о други, не спешите


Певец
Мой поэтический недуг
Пылай, светило, не стыдись
Без вас тесны пределы мне
Вечор и днесь
Внимайте мне да соловью
Грядёт, грядёт мой звёздный час
Сад
Всё не моё: и страсти, и леса
Когда луга медовые
Фиалки
Сестра моя, я помню о тебе
К поэтам


Оракулы
О, ветер, ветер, чародей
Всё что есть, давно известно
Сибарит
Не знаем мы и дня покоя
Я верую в себя
Я — ляг!.. И сплю
Ника
Отпустите вы меня
Полутона
В деревне (Ноктюрн)
Слыхали ль вы
Мой друг меня нарисовал


Купели
Тебе — туда, иди, поэт
Российский Дон-Кихот
Я мечен печатью копыт скакуна
Нам будет в меру дарований
Печали
Нынче в чувстве не клянусь
Гроза
Поздний август
Берёза, шапка набекрень
Ах, ты, горе, моё горе
Ещё манят магические сны
Волхвование


Кафе натюр
Не задавайте, мэтр, вопросов
Галёрка
Дерзайте, юноша
Поэт-прозаик Пастернак
Комбинат
Рождество
Живи, как есть
О, видит Бог, я к смерти покаян
Я, божий раб и грешник Иванов
Я знаю, я глубокой осенью умру
Смежаю взор на всё, что есть
В серых яблоках снега


У нас сегодня суаре
Вот так бы снова жил и жил
Оно б, конечно, полюбить...
Пассажир четвероногий
Холодное лето
Мне в чреве бури музыка слышна
Отеческого ратник дыма
Зима
Ландшафт
Рождественский псалом
Любовь, слезой краплёная
О, сумрак лет
Литературные редактора

БЫЛОЙ ОТВАГОЙ УПОВАНИЙ
 

Когда весна, с невзгодой в споре,
Истлевших вьюг разрознит плат,
Ручьи в полуденном просторе, 
Зимы наряд испепелят.

Дымясь и пенясь, русла стрежень,
Вздымая глыб хрустальных твердь,
Содвигнув разом гром и скрежет,
Стуж лютых сокрушит поветь.

Пригляд верша лесам, фиалки,
На клик сторожкий журавлей,
Приют гостям от странствий жарких
Означат маревом огней. 

Былой отвагой упований
Прольются в сердце краски дня —
Отечеству творцом признаний
Вновь обретут они меня!

25.02.1995

В НОВОГОДНЮЮ НОЧЬ
 

В новогоднюю ночь ладан грусти курю
У престола небесной купели,
Не святого причастья иду к алтарю —
Я сегодня венчаюсь, метели.

Пышен свадьбы обряд, светел празднеств наряд,
Клятв зарок заповедан звездáми,
Только счастья почин не исполнен отрад —
Не случилась любовь между нами.

Мне печаль такова — ниспадут покрова,
Жена петь да плясать заленится,
Прилетят журавли, зацветут дерева,
Обратится слезой молодица.

Да не тот удалой, кто отчаян бедой:
Я, из полымя стуж воскресая,
После чары хмельной обретусь колядой
Веселянок отецкого края!

31.12.1999

ПОКА В САДУ СИРЕНИ НЕ УВЯЛИ
 
                                                                      “Dum spiro, spero.” *
Безликих дней сдуваю пепел ретро,
Печален я, приди ко мне, мой друг,
Нас ждёт сирень, застигнутая ветром,
И тост за дружбу, сказанный не вдруг.

Ненастный день, вот-вот начнут пожаром
Среди ветров сирени полыхать,
Но верь, мой друг, ветра бушуют даром,
Им ни за что сирень не обломать.

Уймётся вихрь. Проглянет солнце, вскоре
Лучом приветным пробуждённый сад,
Исполнен нег, порыву сердца вторя,
Вернёт весны чарующий наряд.

Вечерний час пойдём ли встретить вместе,
Луны над нами серебристый свет,
И соловей, крылатый гость предместий,
Поёт о том, что в днях печали нет.

Пока в саду сирени не увяли, 
В хрустальном кубке искрится вино,
Нас обождут досужие печали,
Судьбы капризы минут заодно!

1997, май - июнь

---------------------------------------
*   Пока дышу, надеюсь (лат.).

РОССИИ ВДОХНОВЕННЫЙ ГЕНИЙ
 

Опять, смущая дней покой,
России вдохновенный гений
Поспешно скорби вековой
Грозит мечом преображений.

Уж здравиц гром и каблуков,
Скользя по зеркалу паркета,
Ошеломить предел готов
Оригинальностью сюжета.

Но чувство горькое стыда
И неизбывная кручина
Теснят из виду навсегда
Невоплощённый грех почина.

Заздравный кубок поднят зря:
Соборной вольницы стратеги,
Нещадно отчину зоря,
Всего лишь метят в печенеги.

Меж тем в краю, где честь и долг
Служили славе поколений,
Сердечной доблести восторг
Не учреждён для вдохновений.

Лишь благодатный миг весны,
Превозмогая страсть недуга,
Надеждою наполнит сны,
И вновь в стране разор и вьюга.

15.03.1998

ВСЁ В СВЕТЕ ЗВУКОМ СТАТЬ СПЕШИТ
 

Всё в свете звуком стать спешит,
Когда сквозь мрак, ещё сырое,
Проглянет солнце золотое
И в капле радугой дрожит.

Всё обольщает и манит
Мгновеньем сладкого забвенья,
Когда внезапность пробужденья
Любовью сердце полонит.

И сколь ещё из бездны сна
Подвигнет вдруг наш скромный гений
Улыбкой светлых вдохновений
Неугомонная весна.

Всё в этом есть для смысла жить:
Восторг и счастье роковое,
И безрассудство вековое,
Чтоб нам над пропастью кружить!

1.05.1995

НЕ ЗВЕНЯТ ОТРАДОЙ ВРЕМЕНИ КАПЕЛИ
 

Не звенят отрадой времени капели,
Не зовёт на праздник поздняя весна,
Кудри смоляные посекли метели,
В дружеском застолье чара не хмельна! 

        Хмур, невесел я до боли,
        Маю лихую нужду,
        Красны маки сею в поле,
        Пожинаю лебеду!

Сердцу нет былого ни в весне, ни в лете,
Смеркнулся их звонов сполох удалой,
Прежним вровень красок не нашлось в букете,
Да и сам я будто из поры иной!

Как же всё случилось, как такое сталось,
Кто мне незадачу в долю нагадал,
Без меня украдкой счастье обвенчалось,
Парус мой надежды ветер оборвал.

        Не горьки тому печали,
        Кто мечтою жить горазд.
        Не тесны судьбы сандали,
        Кому в бой не в первый раз!

Оттого ль, как прежде, дали голубые
Манят ретивое распрямить крылá,
Растопить сугробы грусти ледяные,
Приторочить ветер к стремени седла.

        Прилучится в дом мой холя!
        Указать нужде межу,
        Будет сердцу стих и воля,
        И раздолье куражу!

3.04.1994 — 2011


Не звенят отрадой времени капели,
Не зовёт на праздник поздняя весна,
Кудри смоляные  посекли метели,
В дружеском застолье чара не хмельна! 

:
:
:
:

Сердцу нет былого ни в весне, ни в лете,
Смеркнулся их звонов сполох удалой,
Прежним вровень красок не нашлось в букете,
Да и сам я будто из поры иной!

Как же всё случилось, как такое сталось,
Кто мне незадачу в долю нагадал,
Без меня украдкой счастье обвенчалось,
Парус мой надежды ветер оборвал.

:
:
:
:

Но опять, как прежде, дали голубые
Манят ретивое распрямить крылá,
Растопить сугробы грусти ледяные,
Приторочить ветер к стремени седла.

:
:
:
:

3.04.1994

МАДАМ
 

Мадам, не смейте думать даже,
Что Вы не краше майских роз,
Сказать по чести, не однажды, 
Прелестны чары ваших грёз!

И зелен сад, и неги пепел
Цветка над трепетным листком,
И поцелуй горяч и светел — 
Всё утвердило меня в том.

И потому разлуки вечер
В слезах под желтою луной
Забудем вдруг, ведь страсти ветер
Владеет сердца слободой!

Пленившись роскошью недуга
Манящих росчерков дорог,
Случайно минули Вы друга,
Но вот я вновь у ваших ног!

1999

Я ВЕРЮ, Я ИСТИННО ЗНАЮ
 

Из сумерек скорби без срока,
Страстей городской суеты,
Уеду далёко, далёко,
За тридевять с лишним версты.

Туда, где сердца не остыли,
Где мило и дорого всё,
Где многие многих любили
И сердце осталось моё.

Я верю, я истинно знаю,
Как ждут меня в поле цветы,
А прочее всё оставляю
Восторгам презренной толпы.

Там дух земляничной поляны,
Алеющей ягоды кровь
И пламень небес осиянный
Слагают стихи про любовь.

О том, как печаль одинока,
Как радостны светлые дни,
И солнце высоко-высоко
Взойдёт над краями земли.

12.07.1994, Москва

АХ, ДАЙТЕ ДУХ ПЕРЕВЕСТИ
 

Я в центр жизни не спешу,
Мне лучше с краю,
Хмельной отравы не прошу,
Налейте чаю.

Душа давно отрешена,
Давно разъята,
Слезой утрат подкреплена
Для аромата.

Мне снятся яблони в цвету
И зыбь капели,
Что осыпалась поутру
Под сполох трели.

Но эти радужные сны
Незримой тенью
Умчались в сторону зимы
За круг весенний.

Мой сад давным уже давно
Полынь застлала,
В ней скорби горькое вино —
Моя пиала.

Весну, когда садам цвести,
Вам уступаю,
Ах, дайте дух перевести,
Налейте чаю!

30.03.1993

ЛЕТИ, ЛЕТИ ВОЛШЕБНАЯ СНЕЖИНКА
 

Лети, лети волшебная снежинка,
Лети, бездумно время унося,
Частица звёзд и неба четвертинка,
Лети, ничто на свете не любя.

Я за тобой, куда, зачем — не знаю,
Не проклиная прожитого зря,
В страну безмолвий с болью улетаю,
Орбиту странствий в вечность наклоня.

Лети, гонец, в предел любви и света,
Туда, где есть другие города,
Где круглый год безоблачное лето,
Где не живут печали никогда.

Со мною сердце в ритме не согласно,
Всегда берёт обиды на себя,
Кровоточит надеждою напрасной,
Горит огнём и меркнет как свеча.

Так много раз израненная птица
Стремит в полёт усилия свои,
Пока последний взмах не замирится
Неимоверной тяжестью земли.

22.01.1993

Cogito, ergo sum*
 

На острие ушедшего живу,
В грехах и добродетелях не каюсь,
Себя из бренной сути вывожу,
К абзацам чувств душой не прикасаясь.

Собравшись в путь, безвестный и чужой,
Причастен мысли, обозрев границы,
Соединить незримою чертой
Ночей и дней разрозненные лица.

Вытряхивая прах и чешую
Из недр души и закоулков слуха,
И жажду — благостыни не молю:
Жив вдохновением корпускул духа.

Ваятель промысла и прорицатель дум,
Нужд опыт, средством грешной плоти,
Мне явствует Cogito, ergo sum
Сродни крылу, простёртому в полёте!

24.05.1994


------------------------------------------------------------
*  — мыслю, следовательно, существую (лат.)

УХАЖЁРЫ
 

Что беды нам — свеж ветер в поле,
Пока сирень не зацветёт,
А зацветёт — душе раздолье,
И пусть нас горе обождёт!

Мы в сад пойдём, а там мимозы
И алой розы жгучий зной
Нас очаруют счастья грёзой
И обожгут мечтой хмельной!

Там мы — надежды ухажёры,
Под золотым серпом луны
Отрадой нег и лаской взора
Забудем прежние вины!

А до тех пор назло метели
Гуляем — праздник Рождество,
Да неужели ж, в самом деле
Нам до весны томить вино.

1999

КО МНЕ, О ДРУГИ, НЕ СПЕШИТЕ
 

Ко мне, о други, не спешите,
Я не земли, я неба житель,

Душа моя за облаками,
Я среди вас, но я не с вами.

Чужда мне ваша добродетель,
Я только времени свидетель,

Я — ваша боль, сквозная рана
В слезах солёного тумана.

Я — божий гнев, судьбы крупица,
На вертел вздыбленная птица,

Хоругвь, краплёная слезами,
Над охладевшими устами,

Синдром всевышних провидений
В ряду ненужных откровений,

Праща, разящая вослед
Небытиё ушедших лет,

На срезе жизни черенок,
Последний выпитый глоток,

Небес слепящая комета
Зигзагом озарений света,

Немой укор, узор печали
На складках траурной вуали.

Я этот мир собой стесняю,
Зачем живу и сам не знаю.

4.11.1992

ПЕВЕЦ
 

Певец, невнятен голос твой,
То — не призыв души свободной,
Но призрак отзвука пустой,
Рождённый нивою бесплодной.

Твоя феерия, мой друг,
Чем вдохновенней слух смущает,
Тем вероятнее недуг
Суетной блажи утверждает.

Всяк волен сметь, в том спору нет:
И притязать, и жаждать славы,
Но музы прихотлив портрет,
Недолог век, черты лукавы.

Пока глагол в сердцах людских,
Ниспосланный для битв и пира,
Не содрогнёт страстей мирских,
Певец — твоя ничтожна лира!

1999

МОЙ ПОЭТИЧЕСКИЙ НЕДУГ
 

Осмелюсь ли надежды тень
И мысли краткое мгновенье 
Совокупить, отбросив лень,
Огнём нетленным вдохновенья.

Мой поэтический недуг
Да будет не осмеян Вами,
Коль скоро сами музы вдруг
Явятся звонкими стихами.

Едва ль и Вы, приятель мой,
Превозошли черёд напасти
Вкусить забавы в час ночной
Или хотя бы её части.

Мой друг, быть может, зря живём 
Или не той нуждой страдаем,
Мне недосуг судить о том,
Но любо знать, как оживаем!

16.02.1998

ПЫЛАЙ, СВЕТИЛО, НЕ СТЫДИСЬ
 

Пылай, светило, не стыдись
Явить восходом пламень поз,
Вздымая нивы колос спелый,
Пронзай насквозь крыло стрекоз;
Одежд зерна распнув плевелы,
Стреми забрала злаков ввысь
И, покорив небес пределы,
Смирив разбег, остановись!

Сомкни ветра в бутоны роз;
Взойдя над прихотью эфира
Во благо жаждущего мира,
Пролей державный сполох гроз
На твердь обугленную пашен;
Как звуком трепетная лира,
Да будет гнев стихий украшен
Исходом вожделённых слёз!

Приди огнём в рябины куст
Испить от чар любви прекрасной,
Любви божественной и страстной,
И, утолив соблазна жар,
Земных утех приемли дар:
Из закромов мирских и частных
Плода разрозненного хруст
Вложи наградой в пламень уст!

Струись свечой в изломах вод;
Судеб вращая карусели,
Астральные покинь пределы;
Забвеньем дня для ночи смело
Без ложных пауз и каприз
Сойди с высот покоем вниз,
Чтоб, правя бренной жизни ход,
Начать свой лучший оборот!

5.08.1994

БЕЗ ВАС ТЕСНЫ ПРЕДЕЛЫ МНЕ
 

Стихи мои, к вам с миром я,
Со мной израненная лира,
Взыскующая красок дня
Для нужд согласного клавира.

Я — не поэт, мой хадж пера
Не первородный грех Адама,
Не Евы кровоток бедра,
Россия — мне обитель храма.

Мой огнь души и просинь глаз
Среди наветов и печали
Повыцвели уже не раз,
И вами вновь из бездн восстали.

Без вас тесны пределы мне,
А полыхнёт в купель зарница,
Я — рыцарь вам и на коне,
И пыль из-под копыт клубится!

Январь 2000

ВЕЧОР И ДНЕСЬ
 

Стопой стяжая вёрст торосы,
По взгорьям, падям и долам 
Гряду как есть — и прост, и босый,
Доступен солнцу и ветрам.

Сей нужд урок — поход удалый,
Вершу в пределы всякий май:
В нём явен знак надежды малый
Совлечь с души печали край.

На прибыль дня винясь опале
То нег отрадой, то страдой,
Вслед журавлю и певчей стае
Венчаюсь дали голубой.

Когда ж вселенский жар огнива
Забудется прохладой звёзд,
Влекусь, исполненный мотива
Простить судьбе обид курьёз.

Май 2000

ВНИМАЙТЕ МНЕ ДА СОЛОВЬЮ
 

Внимайте мне да соловью,
А пуще сердцу своему.
И в трудный день, и в вечер праздный
Не доверяйтесь никому,
Ни чувству страсти, ни уму,
Да не смутят вас их соблазны!

Когда же горечи утрат
Чело и лик избороздят
И складкой лягут над устами,
Пусть всякий раз, когда хотят,
Над вами звёзды говорят,
Им свыше властвовать над нами!

Пусть ваше горе и нужду,
Невзгод, завистников вражду,
Обиды, дерзкие дотоле,
Степные ветры разнесут
Похоронить в широком поле;
Им нет пределов, ни тревог,
Забот, ни занятых дорог,
Они светил покорны воле!

А мы здесь только взаперти
На промежуточном пути
Без явных очертаний срока,
Чтобы потом опять идти
И ношу скорбную нести
Знаменьем звёзд по воле рока!

13.05.1994

ГРЯДЁТ, ГРЯДЁТ МОЙ ЗВЁЗДНЫЙ ЧАС
 

Грядёт, грядёт мой звёздный час —
За рыжий лес, за берег синий —
Раздвину неба половину
И тотчас улечу от вас.

Взлечу хоть раз, как я хочу,
Из клетки выпорхну ретивый,
Услышу посвист соловьиный
И дальше в небо улечу.

Уйду в грозу, в пучину моря,
В ночи летящую звезду,
Её мгновений череду
Зажечь в космическом просторе.

Уйду туда, где всё открыто,
Где вольно сердцу моему
Сгореть в неоновом дыму
Среди расплавленных софитов.

Пора, пора, мне очень надо
Успеть, увидеть, полетать,
Или о будущем мечтать
Уже за новою оградой!

17.10.1992

САД
 

Когда-то цвёл здесь сад зелёный,
Клонил к сердцам разбитым кроны,
Будил плодами тишину
Или звенел на всю весну.

Случалось так, что в день погожий,
Беспечный путник, гость прохожий,
Слезой застигнутый врасплох,
От сада отойти не мог.

Как часто юность удалая,
В пределах чувств преград не зная,
Спеша огонь страстей познать,
Его любила посещать.

Всё было там должно родиться,
Душой и телом укрепиться,
Когда любовь, когда вражда,
У всех была к нему нужда.

Но минул срок, черствело время,
Людей кощунственное племя,
Дожив без мысли до поры,
В сады призвало топоры.

С тех пор худых из ран разреза
Растут угрюмые железа,
В бетонный мрак погружены,
От красок дня отторжены.

31.12.1993, Можайск

ВСЁ НЕ МОЁ: И СТРАСТИ, И ЛЕСА
 

Всё не моё: и страсти, и леса;
Всё без меня воскресло и созрело,
Из прежней жизни только небеса
На божий мир глядят осиротело.

К твоим стопам, о Родина моя,
Сквозь терни пут и тяжесть облачений,
Твой сын изгоем на закате дня
Припал в порыве горьких откровений.

Как часто мы надеждой сердца всей
Во прахе лет себя иного ищем 
Среди следов благословенных дней,
Что  теплят взор слезой на пепелищах.

Блажен, кому сон вещий указал
Урочный час от сует отложиться, 
Кто ж знак судьбы своей не разгадал,
Тому со многим надо согласиться.

Затем и роща, что на десять вёрст
Под синим небом серебром блестела,
Нагим побегам уступила рост
И не глядит уже венцом предела.

И василёк, и лютика пике,
Запечатлённые мотивы детства,
Уж не сойдутся в девичьем венке,
И так живут для радости безвестно.

Да здесь ли я, где ж отчина моя,
Кем мне в моем отечестве сказаться,
Зачем ничто не дождалось меня,
Зачем ничто не хочет отозваться?!

23.08.1993,
Смоленск — Хиславичи

КОГДА ЛУГА МЕДОВЫЕ
 

Когда луга медовые я в юности косил,
Мне ветер за околицу поэзию носил.

Гранёный сполох радуги от всех семи 
Поэтом быть Отечества меня благословил.

Но колос, в поле брошенный, мне строго наказал,
Чтоб я стихи правдивые о Родине писал.

С тех пор беспечным вымыслом я слово не смущал,
Неправды прославлению стихов не завещал.

Когда я был в смятении, не знал чем боль унять,
Меня берёзы стройные просили подождать.

Просили успокоиться, обиды не копить,
Их платья белоснежные под корень не рубить.

Прошли те вёсны-осени, и радости прошли,
Лугов ряды покосные лесами проросли.

Давно, Москвой понужденный, я травы не кошу,
Но радуги, при случае, Смоленские пишу!

24.11.1992

ФИАЛКИ
 

То был прелестный день весенний,
Земли и солнца благодать,
Когда полны мы вдохновений
В букеты краски сослагать.

Казалось мне рукой щадящей
Я этот мир не омрачу,
Я только дым зари входящей
В хрустальный кубок облачу.

Но вместо грёз лазури синей,
Печалью сердце полоня,
Потухших звёзд застывший иней
С укором смотрит на меня.

Простите ж мне, цветы фиалки,
Порывы искренних страстей,
Мой тяжкий грех, мой подвиг жалкий
Восторга чувств ушедших дней!

1.05.1994,
В лесу у речки и дома в день Пасхи

СЕСТРА МОЯ, Я ПОМНЮ О ТЕБЕ
 
                                             Светлой памяти сестры моей
                                                                Дины  посвящается
Сестра моя, я помню о тебе,
Твоих тревог всё явственней печали
С тех пор, как звёзды всплеском на воде
Последний путь твой в вечность начертали.

Я знаю многое о том, как ты ушла,
Презрев ущербность холода могилы,
Чьи ты сегодня слышишь голоса
И тех, кого заранее простила.

Но мне порой постигнуть не дано
Всевышних правил обобщённый гений,
Когда любви безгрешное чело
Клонит судьба по воле провидений.

Иль ты сама, птенцы твоей любви,
Не суть Отца заботливого чада,
Или с небес вселенской высоты
Не видит пастырь брошенного стада?!

Когда на срубе в ледяной узде
Твои мольбы без устали звучали,
На скорбной вздох измученной душе
Скажи, сестра, что звёзды отвечали?

Не оттого ли траура табу
Людьми в покровы таинства одето,
Чтоб за неправду в праведном миру
Душе высокой не было ответа?!

13.07.1993

К ПОЭТАМ
 

О, вы, хранящие заветы,
Всевышней волею поэты,
Постигшие витийством слов
Украсить мантию оков!

К вам, чистых помыслов Мессии,
В кровавых ракурсах России
Петлёй и бритвою на рее
Смежавших гениев трахею!

К вам, тромбы правды бытия,
Сегодня обращаюсь я!

Знаменье звёзд мне, как и многим,
Сулит тернистый лик дороги,
Но в том напутствии планид
Пригожем муз узор глядит!

Да жаль – хмельны бедой года,
Кому поэтом быть нужда!

От вас, отцы мои и деды,
Ниспослан я торочить веды
Для тех, кто в призраках веков
Приемлет кротость простаков.

Но вы в прострации глубокой
Сквозь призму памяти жестокой
Высоких не отриньте дум,
Вы — братья мне, а я вам — кум!

4.01.1993

ОРАКУЛЫ
 

Оракулы плебейского пошиба
Суть промысел российского изгиба,

Недугом худородия скукужены,
Азартом словоблудия натужены!

Синдромов, априори, инкубаторы,
Нарывов вожделенных гладиаторы,

Истории бессмысленной урок,
Агонии общественной курок!

Вы — соколы, вы — левые, вы — правые,
Абсурда самодержцы эпохальные,

Витийствуйте, ни перьев вам, ни пуха,
Халдейского аристократы духа.

К вам мыслью я восторженной и телом,
К корпускулам плодов и язвам спелым

Когда-нибудь случайно прикоснусь
И прыщиком синдрома обернусь!

6.01.1993

О, ВЕТЕР, ВЕТЕР, ЧАРОДЕЙ
 

О, ветер, ветер, чародей,
В лицо черёмухой повей.

Вскружи упругую сирень,
Качни весны тугую тень.

Но не смахни в небытие
Цветов ажурное колье.

Весной опавших кружев нить
Не суждено нам повторить.

Их красок светлую печаль
Не унеси с собою вдаль.

Последний вздох не оброни,
Повремени, повремени!

15.05.1993

ВСЁ, ЧТО ЕСТЬ, ДАВНО ИЗВЕСТНО
 

Всё, что есть, давно известно,
Всё, что будет, знаю,
Оттого ли безутешно
Слёз не проливаю,
Когда новые напасти,
Как бойцовый кочет,
Нас за грех противной масти
Раскровянить прочит.

Нет надежды — есть печали,
Свежие заботы,
Крова нет, права отъяли,
На руках меноты*,
Часто грезятся серали
В логове прокруста —
Это, брат, стезя морали,
Это, братец, чувства.

Чувства можно сослагать
Даже и тоскою,
Если трезво рассуждать,
Жить, однако, стоит,
Чтобы всё соединить,
Взять одной тесьмою,
Если лопнет та тесьма,
То и горюшка нема!

17.07.1994

----------------------------
*  наручники (франц.)

СИБАРИТ
 

Сегодня я — степенный сибарит,
Важней, смелей, значительней и строже,
Я образ свой, вчерашний индивид,
Оставил впредь покоиться в прихожей.

С утра живу как будто бы во сне,
И грусть моя значительно моложе,
Лицо и мысли вроде бы при мне,
Во многом тот, а больше непохожий.

Опять шучу над бренностью судьбы,
Опять ничто мне в жизни не помеха,
Опять несу в ломбард свои штаны,
Что в общем, вроде, как бы, не до смеха.

Кому в такой истории беда,
Но я веду историю иначе,
Я снял сорочку раз и навсегда,
А панталонов не ношу тем паче.

Кто всё отдал за модный атрибут,
Кому престиж отечества дороже,
Те нас с тобой, конечно, не поймут,
Да мы о том грустить не станем тоже.

Учти и помни, добрый человек,
Чему дивиться мы не перестанем,
Что мы бежим за счастьем целый век,
Но никогда его не догоняем.

Вот потому-то я и не бегу
Без панталон насиловать удачу,
Себя от чуждых взглядов берегу,
Но ничего ни от кого не прячу.

20.05.1992

НЕ ЗНАЕМ МЫ И ДНЯ ПОКОЯ
 

Не знаем мы и дня покоя,
Когда нас зеркало кривое
Всерьёз устанет донимать,
Что в пору от себя бежать.

Когда на нас из недр застоя
Взирает модного покроя
Полуразрушенный сюжет,
Грустней заношенных манжет,

Тогда мы в шоке полусонном
Несёмся с прихотью фасонной
Из страха в поезд опоздать
Последним манекеном стать.

Здесь я себе и Вам, коллега,
Напомню правила разбега,
Чтоб прежде чем звездою стать,
С расстройства духом не упасть.

Бежите, милый мой, бежите,
Упругий ветер ворошите,
Но не в салон красу верстать,
А строго от салона вспять.

Пускай вас тленный червь не гложет,
Вам скальпель выжить не поможет,
Стамески, что хрящи крушат,
Проблему тоже не решат.

В природу, к речке, за пределы
Бесовских игрищ оголтелых,
Размяться и опять бежать,
Чтоб никогда не уставать.

Затем рискните и, с разбега,
Не хуже Ноева ковчега,
Доверьтесь огненным волнам
И возродитесь как Адам.

Теперь сестра вам не тревога,
Вас ждёт счастливая дорога
И радость, как родная мать,
Вас будет у порога ждать.

16.08.1992

Я ВЕРУЮ В СЕБЯ
 

Я верую в себя.
Мне идолов не надо —
Я в бой иду любя,
Бестрепетно круша
Насилия венец,
Чтоб жить могла отрадой
Бесхитростных сердец
Распятая душа!

Я в жизни не успел
С судьбою совместимо
Взрастить зелёный сад
Из грёз мечты моей,
Но как бы я хотел
Резцом неукротимым
Украсить лет фасад
Узором лучших дней!

В потерях не скорблю,
Награды не желаю,
Пощады не молю,
На том и впредь стою,
Мне должно умереть,
Я это слишком знаю —
Приемлю жизнь и смерть
И всё благодарю!

15.07.1994

Я — ЛЯГ!.. И СПЛЮ
 

Я — ляг!.. И сплю,
То — пуще вдохновенья,
Безумств разъятых дерзновенья,
Полдневный ретираж уму
Над краткой тщетностью мгновенья,
Пока живу!

А встал и не кляну судьбу,
Едва глоток из кружки чая,
С уходом дня совокупляя,
У края жизни отыму,
Как горечь снов, слезой играя,
Уйдёт ко дну!

А завтра что ж,
И завтра то ж:
С утра, себя превозмогая,
Всё дальше от надежды прочь,
Стопы абсурдом обжигая,
Шагаю в ночь!

1.06.1994

НИКА
 

Мне изумление простите,
Признаюсь Нике, Нефертити,
Красавица, земли наряд,
Четыре лапы, строгий взгляд.

Из тьмы веков, из недр вселенной,
Мой идеал благословенный
Броском последним в синеву
Крушит насилия кайму.

В могучей поступи собачьей
Вся страсть утраченного счастья,
Спрессованный до звука миг
Мгновений встречи дорогих.

Прости нас всех, дитя природы,
Угрюмых пасынков свободы,
Привыкших всем другим по нраву
Ковать ошейника державу.

Тому, кто к нам во все погоды,
Вздымая вихрь, минуя годы,
Восторга чувств не обуздав,
Навстречу бросится стремглав.

Чтоб искренне, не зная фальши,
Признав наш облик обветшавший,
Любить не в праздник за цветы,
Но по причине доброты.

Кто, тонко чувствуя печали
Сердец в забрезжившем финале,
Согласен с нами заодно
Судьбы вращать веретено.

2.01.1994, Можайск

ОТПУСТИТЕ ВЫ МЕНЯ
 

Больше жизни не приемлю,
Так опять хочу в деревню,
Город, бедность и дела,
Отпустите вы меня.

Дайте малый шанс надежде
Посмотреть как было прежде,
Я в последний раз прошу —
Отпустите, не могу.

Спозаранок навесу
Подержать в руках косу,
Посмотреть на зеленя,
Отпустите вы меня.

Не во сне, а наяву
Окунуть лицо в траву,
Покачать за берега
Круторёбрые стога.

Угадать, когда на вёдро
Обдаёт росой холодной
В небе радуга-дуга
Сенокосные луга.

А как утром при погоде
Лёгкий ветер в поле бродит,
Набегает на зарю,
Я о том не говорю,

А ещё безмерно рад
Заглянуть в наш старый сад,
Я цветов в саду нарву,
Не отпустите — умру.

23.05.1992

ПОЛУТОНА
 

Полутона, полупастели
В подвижном мареве метели
При лёгком чувстве новизны
От бесконечной белизны.

Озябший вечер у камина,
Надежд и грусти половина,
Заснеженный в деревне дом,
В краю далёком и родном.

Над ночью серп луны заплатой,
Извивы яблони горбатой,
Узоры голубых окон,
Мечты. Забвенье. Крепкий сон.

25.12.1993, в деревне

В ДЕРЕВНЕ (НОКТЮРН)
 

Негоже нам, друже, в родимом краю,
Где влёт журавлиная стая
Проносит над осенью песню свою,
Кручиниться, меры не зная.

Понудим ли сердце печалями дня,
Остудим невзгодой иною,
Всё минется, друже, всё скажется зря,
Сойдёт половодьем весною.

Пусть скоро счастливых не ждём перемен,
Небрежен наш дружеский ужин,
Пусть сердце знобит от обид и измен,
Да нам ли кручиниться, ну же!

Мы горечь утраты струне золотой
Доверим оспорить, но прежде
Откупорим чары настой огневой,
Пошлём наше сердце надежде! 

1999

СЛЫХАЛИ ЛЬ ВЫ
 

Слыхали ль вы, длиннее станет день,
Светлее муз угрюмые печали,
Короче мрачных отражений тень,
Которых мы во тьме не замечали?!

Но всякий раз, умноживая труд,
Заботы дня последуют за нами,
За ними сон и отдых отойдут,
Готовы ль вы, я думаю, едва ли?!

Да, многое прибавится к нужде
От очевидных проявлений света,
И скорбные седины в бороде,
И несуразность самого предмета.

Опять же, скажем прямо, солнцепёк
Не каждому в прострации угоден,
Его забав губительный порок
В летах почтенных часто инороден.

И мнится мне, что страсти темноты,
Не так темны, как грезилось вначале,
И думаю я так же, как и вы,
Да минут нас и светлые печали!

22.11.1993

МОЙ ДРУГ МЕНЯ НАРИСОВАЛ
 

Мой друг меня нарисовал,
Он мною очень восторгался,
Во мне таланты отыскал,
Хотя изрядно сомневался.

Он обожал мои стихи,
Он нагадал по гороскопу,
Что облетят мои грехи
Всю обветшалую Европу.

К тому ж мой новый мадригал,
Когда сойдут с него напасти,
Взойти петрушкой обещал
На огороде новой власти.

Но тут ещё один поэт,
Который был всегда в фаворе,
Сказал, что дерзкий мой сонет
Гвоздём напишет на заборе.

Ещё два крупных знатока,
Два важных члена от искусства,
Велели обождать, пока,
Чтоб в их кармане было пусто.

И друг восторги придержал,
В житейских хлопотах натужен,
Меня редиской записал —
Ему подрамник очень нужен.

О, друг мой, впредь остерегись,
Не будь хулы враждебной данник,
А ну, как я полезу ввысь —
Придётся вновь менять подрамник.

1.06.1992

КУПЕЛИ
 

Не знаю, к счастью ли, к стыду
России новую звезду
За разворотом леса вдруг
Апостольский явил мне круг.

Баптисты именем Иисус,
Восторгом вдохновённых уст
И громким символом Мессии
Язычников в пруду крестили.

Окрестный лес и небеса
Благословляли чудеса
И освящали купол синий
Псалмом рептилий.

В пруду владыкина рука
Перстами строго в облака
Для всех заблудших предвещала
Конец греха, любви начало.

Нам надлежит теперь в века
Отринуть веру в чурбака,
Но, воздвигая очи ввысь,
Коленом преклониться вниз.

И верить искренне тому,
Что неизвестно никому,
Извечно пребывать под ним
И тем всё сказано — аминь.

Когда в двухтысячном году
Россия молится пруду —
Блаженна Троицына тень,
Но чем воздаст нам Духов день?

4.08.1992 ,
Пруд "Чайка", пос. Московский

ТЕБЕ — ТУДА, ИДИ, ПОЭТ
 

Поэт при деньгах не бывает,
От первых до последних лет
Поэт сокровища рождает,
Но денег не рождает, нет.

Поэт — король, когда слагает
Свой изумительный сонет,
Парит над бездной, в бездну канет,
Иных забот поэту нет.

Поэт в Галактике кочует,
Пронзает взором ось планет,
Печаль и радости врачует,
Когда других знамений нет.

Угрюм и чужд на мир взирает,
Едва лучей погаснет свет,
Быть и не быть повелевает,
Его волхвам пределов нет.

Меж тех, кто чести не имеет,
Кто изощрён в числе монет,
Чей хитрый ум в кубышке зреет,
Друзей себе не ждёт поэт.

Ты там, где сердце горе мает,
Вершишь один за всех ответ;
Где всё о помощи взывает,
Тебе — туда, иди, поэт!

23.06.1992

РОССИЙСКИЙ ДОН-КИХОТ
 

Бессмертна доблесть в перспективе,
Но труден дней её черёд,
О том гласит судьба России
И наш российский Дон-Кихот.

Я видел сам, мне верить надо,
Как всё бывает наяву,
Я одолел все муки ада,
Суму, измену и тюрьму.

За честь, за долг, за справедливость,
Против себя и против всех,
За правды дерзкую строптивость
Я бился тщетно целый век.

Мне все усердно помогали,
Порой ругали сгоряча,
Мои поступки одобряли
По спецзаказу стукача.

А те, которые поближе,
Те, что по крови мне родней,
Просили кланяться пониже
Под сводом властных рубежей.

Мне говорили: — Нет от века,
Ни в нашем, ни в чужом краю,
Чтоб не сломили человека,
Который режет правду всю.

Искоренить химеру ада
Я никогда не притязал,
Но в мимикрии маскарада
Кольчуг на ризы не менял.

Иной вздохнёт, осудит кто-то,
Возможно, тиснет мадригал,
С улыбкой вспомнит Дон-Кихота,
Если Сервантеса читал.

Быть может, я не очень ловок,
Картину смутно описал,
Зато без лишних оговорок
Раскрыл российский идеал.

23.06.1992

Я МЕЧЕН ПЕЧАТЬЮ КОПЫТ СКАКУНА
 

Я мечен печатью копыт скакуна,
Но я на него не в обиде,
Мы зла не держали — ничья та вина,
Я лучшего друга не видел.

То был ураган в напряженьи скачка,
Доверчивый, резвый как порох,
В лиловых разводах ночного зрачка
Под звёздами белых черёмух.

Вскипал иноходец на зов табуна,
На голос разбуженной крови,
И только поводьев стальная струна
Его отделяла от воли.

Стучали копыта по краю земли,
Звенела земля и стонала,
И травы высокие в поле цвели,
И сердце в груди ликовало.

Пусть те безвозвратно умчались года,
Железа подковы остыли,
Мы в радость мгновений ушли навсегда,
Которые вместе открыли!

30.06.1992

НАМ БУДЕТ В МЕРУ ДАРОВАНИЙ
 

Благословит ли случай лиру,
Или рука не в такт клавиру
Исторгнет обречённый звук,
На том не замыкайте круг.

Судьбы ли рок на крест укажет,
Дурной ли знак скорбеть обяжет,
Очаг, дрожащий на ветру,
Не доверяйте никому.

Когда черёд вождей никчёмных,
Не внемля воплям обречённых
Единоверцев, ниву их
Бесстыдно жнёт для благ своих,

Всяк, не печалясь о предмете,
Горазд присутствовать в совете,
И вольно в гневе топору
Прийтись однажды ко двору.

Тогда вернём ли к славе гений
Счастливых прежде вдохновений,
Прельщавший дедов и отцов,
Нарядом храмов и дворцов?

Нам будет в меру дарований,
Коль скоро благовест дерзаний
Надежд о доблести времён,
Трудом и честью окрылён.

1999

ПЕЧАЛИ
 

Три дня назад в мою Богему
Пришли друзья решать дилемму,
Два всенародных ходока —
Такие водятся пока.

Пришли затем, что в сердце стужа —
Знобит душа России мужа;
Надеждам край, нет мочи жить:
Один исход — печаль испить.

А если нам её не пить,
То как до вечера дожить,
Когда судьбина так сурова,
Что гнёт содружество подковой.

Как по завету от Матфея
Достичь такого апогея,
Чтоб стало сил в конце пути
Сказать последнее прости.

Час неровён — обид торосы
Зорят былую доблесть Россов:
Уж что ни есть ничтожный тать
Державе смеет угрожать 

Нужд перебор с утра опасно
Грозит бедою ежечасно,
И тяжкой смуты непокой
Томит сердца наши тоской.

Верша шедевр и парясь в бане,
Ликуй и здравствуй, Россиянин,
Но полонись не всяк нужде:
Хвала уму — не бороде!

А потому, озябнув сердцем,
Взыскуя уз с единоверцем,
Невзгоды Родины круша,
Не осрамись, моя душа!

22.05.1992

НЫНЧЕ В ЧУВСТВЕ НЕ КЛЯНУСЬ
 

Нынче в чувстве не клянусь
Ни селу, ни граду,
Буйну ветру поклонюсь,
Зелёному саду!

Я рождён в плену тревог
С детской колыбели
На обочине дорог
Утешать метели.

Нёс меня крылатый конь,
Правил без огляда,
Расплескал души огонь
Ливнем звёздопада.

Очарованный весной,
Пел её повсюду,
А сегодня я другой,
Обо всём забуду!

Когда в сердце только грусть,
От невзгод досада,
Я на ветер обопрусь,
А перил не надо!

Я на ветер обопрусь,
На небес причалы,
Вольной птицей обернусь,
Кану в омут алый!

15.11.1994

ГРОЗА
 

Над лесом, пажитью, рекой,
В лохмотьях, мрачное, седое,
Природы чудище живое
Нисходит тучей грозовой.

Кайма удушливого смрада
Сползает в обагрённой тьме
На огнедышащем коне
И кончить обещает адом.

Дымит окраина зонта
Лилово-пурпурной тесьмою,
Жестикулирует каймою,
Ещё не раскрывая рта.

Но грозный рокот упреждает,
Завесу мрака в клочья рвёт,
Зигзагом горизонт сечёт
И вся окрестность полыхает.

Из жерла огненной стремнины
Сверкнёт разящая стрела,
И содрогается земля
Под тёмно-синим балдахином.

Гроза в пучине роковой
Эфир тревогою объемлет,
Стихия небеса приемлет
И наполняется слезой.

Но вот окраины светлей,
Всё реже рокот непрестанный,
И солнце радугой желанной
Уже пронзает тень ветвей.

17.08.1992

ПОЗДНИЙ АВГУСТ
 

Уже довольно желтизны
В цветах беспечно запоздалых
Среди некошеной травы
На обнажённых перевалах.

Костры последних клеверов
Ещё вполсилы розовеют,
Но в серебре их киверов
Уже седые вьюги зреют.

Пожухли пажити, кусты,
Листы от осени недужат,
То канут книзу с высоты,
То порознь беззаботно кружат.

Их красок праздничный узор
Последним штрихом акварели
Теснит фаянсовый простор,
Чтоб перламутр вернуть в апреле.

Так на последнем вираже,
Немым вопросом без ответа,
Уходит вновь в небытие
Улыбка радужная лета.

25.08.1992

БЕРЁЗА, ШАПКА НАБЕКРЕНЬ
 

Берёза, шапка набекрень,
Янтарь и плазма в пряди спелой,
На рыжий свесилась плетень,
Полудня преступив пределы.

О чём мечталось, то сбылось,
Всё остальное — только малость,
Ей знать при звёздах довелось
Большого ветра гнев и шалость.

Но поутру  уже сирень
Простор предместья занимала,
Лиловую вздымала тень
И в ароматах утопала.

Лишь голубой овал пруда
Стихию вод покоил снами,
Застыв, казалось, навсегда
Под восходящими лучами.

30.05.1993

АХ, ТЫ ГОРЕ, МОЁ ГОРЕ
 

Ах, ты горе, моё горе,
Горе горькое моё,
Не ходи за мной в дозоре,
Не стучи в моё окно.
		На моём окошке рядом
		Два залётных голубка,
		Мне у них проведать надо
		О вестях издалека.
			Ветер крылья расправляет,
			Ветер за море летит,
			Он мои печали знает,
			Всех об этом известит.

Я надежды не теряю
Горе счастьем пережить,
Свою долю отстрадаю —
Станет не о чем тужить!
		С той поры я на просторе
		Дни и ночи напролёт,
		А пока с судьбою в ссоре,
		Горе за сердце берёт.
			Ах, ты горе, моё горе,
			Горе горькое моё,
			Не ходи за мной в дозоре,
			Не стучи в моё окно.
20.09.1992

ЕЩЁ МАНЯТ МАГИЧЕСКИЕ СНЫ
 

Ещё манят магические сны,
Ещё зовут, кружась, мечты над снами,
Соединив мгновения весны,
Взойти звездой над скорби облаками.

Чтоб ясный месяц, обходя предел,
Покоя веси благодатным светом,
В час испытаний сердцу порадел
Счастливых снов нечаянным приветом.

Меж тем мой грех в нужде не покаян:
Мне сон вещал удачу ненароком,
Как грёзы вдруг развеялся туман,
Не ведая ни скорби, ни упрёка.

Со мной надежда больше не живёт,
Меня любить удачи перестали,
И звёзды с кровли голубых высот
Давно лучей ко мне не наклоняли.

14.01.1993

ВОЛХВОВАНИЕ
 

Творец, мы — рыцари стихии,
Друзья потехи удалой,
Сыны большой страны России,
Но в нашем сердце непокой.

Приди, избавь нас от кручины,
Мир в отчем доме учреди,
Весною снежные равнины
От сна для жизни пробуди!

Случись кураж промеж дружины,
От смуты пуще борони,
Справляй раз в год нам именины
И не печалуй скукой дни!

4.02.1998

КАФЕ НАТЮР*
 

Кружка, ложка, таракан,
В кружке кофею стакан, 
Отойди, усатый тать,
Не мешай стихи писать.

Мыслей спутанный клубок,
Вдохновения вилок,
Обветшалая луна,
Сгинь, постыдный сатана.

Две чернушки, три перста
От селёдкина хвоста,
Обнажённая морковь,
Пишем дальше про любовь.

Сила страсти, страсть греха,
Ритмы, музыка стиха,
Эрос, мистика, канкан,
Снова рыжий таракан.

С ним кортеж сторожевой
Вроссыпь, сплошь и чередой,
Учредив венцом посты,
Внемлет музам с высоты.

14.11.1992


-------------------------------
* черный  кофе ( фр. )

НЕ ЗАДАВАЙТЕ, МЭТР, ВОПРОСОВ
 

Не задавайте, мэтр, вопросов
Глубокомысленно-пустых,
Мой дым сгоревшей папиросы
Уже ответил Вам на них.

Какая разница в печали,
В тоске, в наплывах ностальжи,
Ты объяснишь, поэт, едва ли,
Какая разница, скажи?!

Такая разница, мой милый,
Какая есть в палитре дня
Меж скукой осени унылой
И благовестом октября.

Ну, а теперь, что под вуалью,
Как эти строфы понимать,
Когда к нам светлою печалью
Нисходит свыше благодать?!

А так понять, догмат учёный,
Так воспринять, любезный, стих,
Как отличить пирог слоёный
От гаммы красок вкусовых!

Не каждого даруют Боги
Владеть искусством красоты,
Ничтожное — стихия многих,
О том ли спрашиваешь ты?!

20.11.1992

ГАЛЁРКА
 

Товарищ, не тужи об острове Майорке,
На что они тебе чужие рубежи, 
За рубежом, друг мой, худы как ухажёрки,
Нам эдакую страсть и даром не кажи.

В театр — на бельэтаж скорёхонько заглянем,
Там скорби нам лечить естественный резон:
Традиции почтим, из небыли воспрянем,
Печалям нанесём разительный урон.

Пора, пора, мой друг, от мразов нам оттаять,
Манеры перенять раскованных племен,
Вольно же им играть, вольно и нам лукавить,
То сердцу добрый знак счастливых перемен.

Что скрыто в них забав, прелестных вдохновений,
Не станем их надежд сомнением смущать,
Что случай ни пошлёт, всё примем без сомнений,
Оспаривать судьбы не станем благодать.

Когда же, невзначай, стихиями ненастья
Наш парус накренит волна житейских бурь,
Не верь, что утекло твоё скупое счастье,
И брови в ностальжи обидою не хмурь.

В то веруй, что Господь за все наши печали,
За чистую слезу дарует нам плоды,
И тем благословясь, как некогда вначале,
Иди опять в театр на задние ряды.

13.12.1992

ДЕРЗАЙТЕ, ЮНОША
 

Дерзайте, юноша, но старец,
Тревоги сердца избегай,
Весне повинен страсти глянец,
Зиме милей покоя рай!

Ликуйте ж все, Вы лучший были
В ту пору, когда всё цвело,
И айсберг страсти растопили
При виде звёзд зиме назло.

Вам лавры, браво, когда шлёте
Надежду страждущим сердцам,
Себя в тех снах пусть ложно ждёте,
Но вздохи, ахи, слёзы дам!

Блажен, чьей музою воспета
Вся прелесть граций и ума,
Чей гений счастливый поэта
Взрастила молодость сама.

         * * *
Всяк эпилог любви не лишний;
И грех нам вслед ему пенять,
Отцвёл ли он короной пышной,
Иль только жаждет ею стать!

Что до меня, то зёв могилы,
Верша смирений благодать, 
Мой прах за грех давно остылый
Ужели станет упрекать?!

15.12.1992

ПОЭТ-ПРОЗАИК ПАСТЕРНАК
 

Четвёртый год хожу не так,
С утра смущает Пастернак,
Повсюду слышу — всё не так,
А надо так, как Пастернак.

Его шедевр, его "Бальзак"*
Вознёс Пегаса на чердак —
Он десять кряду сделал "как",
Се мэтр поэзы Пастернак.

Но,”как” певцу не навредил,
Он в прозе Нобеля схватил.

Да, жаль, я мэтру не кунак,
Я столько не смогу никак,
Будь здрав и в почести и всяк,
Поэт-прозаик Пастернак!

29.04.1994


------------------------------------------------------
* стихотворение Б.Пастернака "Бальзак"

КОМБИНАТ
 

Дымы, сугробы, валуны,
Теплицы, бункеры, дворы,
Стандартный перечень рядов
И пугачёвская любовь.

Над тусклой рампой бытия
Незавершённая зима,
Небес расхлябанная муть
Пространству преграждает путь.

С перил жилого этажа
Уходит рваная межа
За полыхающий неон
В люминесцентный пантеон.

Громад бетонных лемеха
Сжимают музыку стиха,
Надежды зыбкий аромат
В безмерный заключив квадрат.

Придёт, наверное, пора,
Когда расплавится зима,
Разгонит скуку, а пока —
Могильно-серая тоска.

24.12.1992

РОЖДЕСТВО
 

Судьба моя не делится,
Вся жизнь на одного,
Кружись, гуляй, метелица,
Сегодня Рождество.

Твоя улыбка яркая
Смущает всё село,
И ссоры наши жаркие
Метелью замело.

Пускай папаша важничал,
Встречаться не велел,
А я с пургою бражничал,
Я с нею песни пел.

Пойдём, цветочек аленький,
С друзьями в хоровод,
Пускай поплачет маменька,
Пусть знает наперёд,

Что от меня сокровище
Никто не утаит,
Что песня моя звонкая
До сердца долетит.

25.12.1992

ЖИВИ, КАК ЕСТЬ
 

Когда подумаешь — что наша жизнь,
Так — суета, да череда наветов,
И внятней был бы дней её каприз,
Будь меньше в нём вопросов, чем ответов.

Живи, как есть: о счастье не тужи,
Не небом мы, но небо правит нами —
Чем суетливей наши виражи,
Тем безнадёжней выглядим мы сами.

Сей сказки бытность мне явил щегол:
Таланта узник — чур, его злодею,
Он клетки песней минет произвол,
Но воли не случится чародею.

Затем внезапно песня замолчит,
Чтоб улететь в покинутую стаю,
И долго, долго тишина грустит,
О чём грустит, я думать избегаю.

Талант за славу платит наперёд:
Певца крылами Музы наградили,
А люди песни удалой полёт,
Забавы ради, в жезлы заточили.

Но верь, мой друг, не я туда заклал,
В железный склеп божественное чудо,
Я в ту же сам оказию попал —
Иду ни с чем, в ни что, из ниоткуда.

29.12.1992

О, ВИДИТ БОГ, Я К СМЕРТИ ПОКАЯН
 

О, видит Бог, я к смерти покаян,
Но сколько сил ещё во мне бушует,
И жизнь, как сжатый бурей океан,
За торжество свободы голосует.

О, Господи, я грешен, я неправ,
Кругом одни облыжные обиды,
Быть может крест мой — непокорный нрав,
Тогда зачем я в ратниках Фемиды.

За что молюсь, страдаю за кого,
Ведь им ничто от истины не надо,
Не нужно им и слова твоего,
У них своя, житейская отрада.

Возможно, только через сотни лет
Восстанет раб из тьмы недоумений
Зажечь во мраке лабиринта свет
Сакраментальной жертвой откровений.

31.12.1992

Я, БОЖИЙ РАБ И ГРЕШНИК ИВАНОВ
 

Я, божий раб и грешник Иванов,
В быту изгой, а в творчестве Ивáнов.
Ниспослан в стан опущенных рабов
Чужую кладь нести за каравáном.

Меня Всевышний руцею благой
В вертепе жизни метить удостоил
Зигзаги всплеска блажи родовой
На коллективном фоне паранoи.

Но я давно об этом не тужу,
Хулить дела Создателя не смею,
Я в мир сквозь клетку чижиком гляжу,
И оттого порою соловею.

Тогда, как вольно в песне соловью,
Как подобает истому поэту,
Огнём пылаю, факелом горю
И шар земной раскручиваю к лету.

Но долго спорить с солнцем не могу,
Неправомерен вследствие ошибок,
Себя внутри ячейки стерегу,
За что Творцу огромное спасибо.

8.01.1993

Я ЗНАЮ, Я ГЛУБОКОЙ ОСЕНЬЮ УМРУ
 

Я знаю, я глубокой осенью умру,
Или зима придёт забрать с собою,
Но ни за что весны не омрачу
Могильно-серою тоскою.

Я осень позднюю едва переживу
И полузимы горьки не однажды,
Но только день прибудет к январю,
Я что-то жду, чего-то жажду.

Ещё вчера, казалось, никому
Не утолить мои печали,
Но вдруг душою оживу,
Как просветлеют в поле дали.

И весь живёшь уже в другом,
Надеждой озарённом свете,
Как будто мне весенний гром
За все страдания ответил.

Я рано чувствую весну,
На свет и слух воспринимаю,
За то, что так её люблю —
Я тяжко осенью страдаю.

Январь 1993

СМЕЖАЮ ВЗОР НА ВСЁ, ЧТО ЕСТЬ
 

Смежаю взор на всё, что есть,
На всё, что к нам ещё прибудет,
Когда судьбы благая весть
Мятежный жар души остудит.

Смущает только недочёт,
Недоговоренность начала,
Что кроет жизни разворот
За фейерверком карнавала.

Смущает позабытый сад,
Реки бегущие извивы,
Излучин пойменный распад
В зеркалах вод наполовину.

Древес ожившие корчи,
Ветвей упругие качели,
Неугомонные грачи
У изголовья колыбели.

И я готов из прошлых драм
Изъять губительный сердечник,
И на него для пап и мам
Повесить каждому скворечник.

Но неровён времён разбег,
Его упругое забрало
Стесняет более из тех,
Кому бежать осталось мало.

11.04.1993

В СЕРЫХ ЯБЛОКАХ СНЕГА
 

В серых яблоках снега,
В голубом — осина,
Всех скорбящих очага
Леса бригантина.

Над шатром её кулис
Солнце полыхает,
Ветер в заимке повис,
Головой качает.

Гуси сдвоенным крылом,
Клиньями косыми,
Делят синий окоём
Взмахами скупыми.

Бирюза апрельских грёз
Звонами капели
Вяжет кружево из слёз
По канве метели.

В промежутках птичий грай,
Над и в крест излучин,
День погожий — божий рай,
Многолик и звучен.

3.04.1993

У НАС СЕГОДНЯ СУАРЕ
 

У нас сегодня суаре*,
Бомонд **, духовная начинка,
Большой прикид, жонес доре***,
У нас в общаге вечеринка.

Загон лимитчиков, изгой,
Продукт художеств Налбандяна,
Упругий мат, разбор крутой
И закусь фри от таракана.

Ала-Башлы, без дураков,
Мы не в туманном Лондон-Сити,
С утра — за жизнь, за земляков,
По-деревенски, вы простите.

Когда по первому пойдёшь,
Когда на взлёте кайф поймаешь,
То, это самоё, — гудёшь
И по второму наливаешь.

Когда в натуре заторчишь,
Когда слеза проймёт до пота,
Тогда порядком загрустишь
И наливать опять охота.

Что-либо, так, для корешей,
Нет, ты вот Наших уважаешь,
Плесни ещё, ещё налей,
Ты за кого меня кидаешь?!

Чума, я в пятый раз ходил,
Я отмотал четыре срока,
Я двух бакланов завалил,
Я всех иметь хотел глубоко.

Мы не в Израиль, не в Париж,
Мы им покажем здесь, в России, —
И, правда, хорошо сидишь:
И надо бы — нельзя красивей!

22.04.1993


-----------------------------------------------------
* — званый вечер (прим. автора)
** — высший свет (прим. автора)
*** — золотая молодежь (прим. автора)

ВОТ ТАК БЫ СНОВА ЖИЛ И ЖИЛ
 

Вот так бы снова жил и жил
Среди народа,
Себя в деревне сторожил,
Когда погода.

На грядке луку посадил,
Укропу тоже,
Стакан на праздник осушил
С своей пригожей.

В деревне сердце покорит
Картина быта,
Душа и тело зазвенит
От колорита.

Глаза яичницы весь день,
Считай что даром,
На раздуваненной плите
Горят пожаром.

От меда барственная лень
С душистым паром
И мух отчаянный плетень
Над самоваром.

Грибов с огня сковорода,
Малины чаша,
Чтоб не отчаялась душа
От простокваши.

Петух со шпорой у крыльца
И пёс лохматый
Хранят взахлёб, как два бойца,
Невинность хаты.

Когда ты гость своей родни
И неженатый,
То непременно заверни
К соседке в сваты.

В деревне люди подмогнут
Все понемногу,
Былые раны заживут,
Совсем, ей-богу!

8.05.1993

ОНО Б, КОНЕЧНО, ПОЛЮБИТЬ
 

Оно б, конечно, полюбить,
Оно бы можно,
Былые страсти освежить,
Но осторожно.

Прибрать, к примеру, сгоряча,
В свои объятья
Два напружиненных мяча
Тугого счастья.

Принять горючую слезу
В сукно шинели,
Чтобы надежды на весну
Не сиротели.

А если к случаю пришлось,
И день погожий,
Рискнуть, возможно, на авось
И летом тоже.

Я б, как и вы, не минул слёз,
Чего не скрою,
Когда б не Гамлета вопрос
Над головою:

Что этот пагубный каприз
Томлений высших
Не учредит ли нашу жизнь
Обузой лишней?!

30.05.1993

ПАССАЖИР ЧЕТВЕРОНОГИЙ
 

Взбудоражено метро —
Сквозь корзины решето
В страхе молит о подмоге
Пассажир четвероногий.

В круглых дымчатых глазах
Стынут слёзы от испуга,
Лапки мягкие дрожат
От беспомощной натуги.

Всё грохочет, всё дрожит,
Злобно фыркает и дышит,
Может, мама прибежит,
Может, мама вдруг услышит.

Разгрызёт тугой рюкзак, 
Сокрушит ошейник строгий, 
Здесь темно и страшно так.
Мама, друг четвероногий.

Слышит мама и не спит.
Мама тоже вся в тревоге,
Каждый день во двор спешит 
К малой крошке на подмогу.

Но извилисты дороги
Подмосковного села,
Сыну мать помочь не сможет:
Тётя в сумке увезла.

Только поезд из-за леса
Оглушительно кричит,
Содрогает всю окрестность,
Рану в сердце ворошит.

Эту быль поведал мне
Сидя в кресле из рогожи,
На садовой стороне,
Пассажир четвероногий.

1987

ХОЛОДНОЕ ЛЕТО
 

Холодное лето — вторая зима,
И яблоко солнца сырое,
Хлестает в июне страну октября
Полотнище дней роковое.

Разомкнут стихией пролившихся вод,
От жизни до дней укорочен,
Ушедший в забвенье надежд горизонт
Стекает за кромку обочин.

Напрасно простёртым крылом журавли
На верность весне присягали,
Их заповедь смыли косые дожди,
А ветры предел начертали.

Не ведают скорби лишь травы да лес,
Обильно дождём прорастая,
Вздымают макушками вымя небес,
Губами к сосцам припадая.

И сам в этом мареве вздыбленных слёз,
Наружу себя опрокинув,
То волей, то долей, отчаясь, грядёшь
Рутины сдирать паутину.

Осмысленным взором начнёшь понимать
Улыбку смущённой природы,
Чтоб фибрами праха души осязать
Шершавую нежность погоды.

Опустим случайный судьбы поворот
Затем, что не вечны печали,
Не тучей, но светом стоит небосвод —
Ему журавли присягали.

25.06.1993

МНЕ В ЧРЕВЕ БУРИ МУЗЫКА СЛЫШНА
 

Мне в чреве бури музыка слышна,
Рефрен её сакрального мотива,
Не мнится мне забавой торжества
В анапесте всеобщего интима.

Я в прежних днях наряд и волю знал,
Досужих бед легко низал череди,
Как вдруг в оркестре сердца зазвучал
Набатный сполох сокрушённой меди.

Теперь одна мне муза суждена:
Взрастив, воспеть цветы чужого сада,
Как мужу верному неверная жена,
Добро, что есть, а лучше бы не надо.

Пусть поскорей оставит мой приют,
Не завлекает пологом печали,
Пусть надо мною ветры не поют,
Что и они от музыки устали.

Я вновь туда, куда ушла весна,
Ей изменить в пристрастиях неволен,
Она моя вселенская жена,
Я верен ей по-прежнему до боли.

13.08.1993

ОТЕЧЕСКОГО РАТНИК ДЫМА
 

Вам мнится сведать Муз родство,
С заморской Дивой вровень статься —
Пустое, а не ложно, что
Свои таланты нам годятся.

Российской Музы в том наряд,
Что благовест ее печали
И вдохновений стройный лад
Кто превзойдет ещё — едва ли.

Блажен в веках её поэт,
Любви принявший постриг крестный
И гнев небесный, и навет,
Взыскуя грёз мечты прелестной.

Паломник весей, страж их ниш,
Волхв на звезду и вёдро в поле,
Стяжаньем зыбких красок лишь
Помазан впредь державной воле.

А буде в том ему заря,
Отеческого ратник дыма,
Калика* сказ и Кобзаря
Исполнит праведно — без грима.

На нём завет — петь самому
Дедин** и Отчин*** чин обряда:
Так мало есть ещё кому
Радеть о долге их пригляда!

Апрель 2000


----------------------------------------------------------------
* — в древней Руси — странствующий богатырь
** — дедовское наследственное (недвижимое) имение
*** — отцовское наследственное имение

ЗИМА
 

Зимы упругая печать
Неодолимым постоянством
Собою стала занимать
Всё обозримое пространство.

Устав покров пуховый ткать,
В полях метелями кружиться,
Вдруг ветры станут затихать,
Чтобы совсем угомониться.

Заворожат раздумьем ель,
Отяготят безмолвьем кроны,
И острых шпилей канитель,
И голубые эшелоны.

Едва свечой угаснет день,
Уйдёт неслышными шагами,
Стихия звёзд и ночи тень
Повсюду властвуют над нами.

CAPut!’.12.1993

ЛАНДШАФТ
 

Леса во мгле и снег лиловый,
Дожди. Бетонные покровы.
Косые флеши облаков
В проёмах городских оков.

Земля в проплешинах лишайных,
Надрывы скрежетов трамвайных,
Огней ненужных чехарда,
Потоки грязи в два ряда.

Восторг и скорби жизни бренной,
Никем не зримый ход вселенной,
Эрзац, ландшафта торжество,
Харизмы, смерти, рождество.

23.12.1993,
Окраины Москвы

РОЖДЕСТВЕНСКИЙ ПСАЛОМ
 

Вода и твердь — творенье Бога,
Зыбка неопытных пирога,
Алкающая наугад
Осилить жизни перепад.

Я мало жил и многогрешен,
Душа моя в огне кромешном,
Но я её, по мере сил,
Трудом и мыслью укрепил.

И в судный день без позы лишней
Я пью событий сок горчичный,
Оставив славу миражу,
Ищу в печали куражу.

Мой скорбный путь, порою тщетный,
Благословен мечтой заветной,
Меня для истин обязал,
Чтоб я другим их указал.

В бою разят не лук и стрелы,
Но духа строгие новеллы,
Какие каждый должен знать,
Чтоб в лютой сече устоять.

В разделе совести и власти,
Минуя искушенье страсти,
Себе ущерб не сотвори —
Всегда начальное бери.

Мечом карающей секиры
Не торопись покончить с миром,
Среди развенчанных идей
Возможна мысль твоих друзей.

Избави Бог, кому в угоду,
На тёплый хлев сменить свободу,
Но в сыске счастья дорогого
Слезой не обожги другого.

Не суетись в местах присутствий
Ввиду наград или напутствий,
К тебе прибудет торжество
В Сочельник или Рождество!

25.12.1993

ЛЮБОВЬ, СЛЕЗОЙ КРАПЛЁНАЯ
 
1.
Молва твердит – красавица,
Да тесть не за него,
А уж как он ей нравится,
не знала б никого! 

2.
Нелюбого избранника
ей приглядел отец –
Сынок его начальника,
Ни в чём не молодец.

3.
Не блещет звёзд поленница
На девичье крыльцо,
Ах, белая  метелица,
В слезах любви лицо!

4.
Ах, зря худое деется,
Подайте ж мне вина,
Зима весною сменится,
Да что теперь она!

5.
На Масляной, на Сретенье,
Меж лета и зимы,
Вновь довелось нам встретиться,
Вновь неразлучны мы!

6.
Любовь, слезой краплёная.
Не тонет, не горит.
На жар – стрела калёная,
На вкус – слегка горчит!

7.
Пойдём, цветочек аленький
С друзьями в хоровод...
Пускай поплачет маменька,
Пусть знает весь народ,

8.
Что от меня сокровище
Никто не утаит,
Что песня моя звонкая
До сердца долетит!

27.08.2009

О, СУМРАК ЛЕТ
 

О, сумрак лет, о, наважденье ночи,
Незавершённых промыслов пора,
Пора утрат больших и грустных очень,
Последней страсти чёрная дыра!

Над головой, назад, вперёд и вправо,
Над целым миром непробудным сном
Зловещей тьмы простёртая держава
Обобществляет сущности проём.

Но мне близка её стихии немощь,
Пустых глазниц расплавленный овал,
Благословен, грядущий к нам на помощь
Безмолвья ночи скорбный ритуал.

Его палитры строгие эмали,
Его ноктюрнов радужные сны
Смежают скорби пафосом печали
Над уходящим профилем весны.

В них жизни нить на крыльях вдохновенья,
Приемля грёз таинственный покров,
Легко скользит пунктирами мгновенья
В небытиё пространственных оков.

О, мистики трагическая повесть,
О, вечности скептическая хмарь,
Освободи от искушенья совесть
И вознеси молитву на алтарь!

11.01.1994

ЛИТЕРАТУРНЫЕ РЕДАКТОРА
 
                                                     “Литературной газете”
                                                                           посвящается
Никаких поэтов, пламенных сонетов,
Никаких раздумий — мистика, мура,
Для кого газета? — хоть бы для клозета,
Это мы решаем, мы — редактора!

Вы меня достали, Вы, Эзоп печали,
Нам, во{об}ще, до фени ваши поэзи{и},
Лучше б Вы, ну это, не стихи писали,
Вы окорочков бы лучше подвезли!

Это ж очень лично, это не типично,
А вот здесь зачем-то сказано, что ...льзя,
Усекайте прытче, пластырь Вы горчичный,
Мало ли что можно, всё равно нельзя!

Мысль сама не нова, жизнь наша сурова,
Нам её зигзаги не дано объять,
Суть её покрова стоит дорогого, —
Ежли мы при чине — прочих не пущать!

Но бежит нас мимо время сиротливо,
Ждёт давно от деда сказок детвора,
Будет вам, вестимо, в гости пантомима,
Принимайте, дети, сказку на ура!

В неком государстве, в тридесятом царстве,
Булки и поныне ломят дерева,
Нам из той структуры, дар номенклатуры,
Курица яичко в шляпе принесла.

Кура эта — Дива в комсомол ходила,
И в ячейке тоже самая была,
От учёной куры народятся дуры,
А те дуры станут быть редактора!

7.04.1994


В начало текущей     ◄Магия ТЕАТРА Ольги Бурлаковой     ◄ Яви и грёзы  французских поэтов     Кульчицкий М.В. стихи ►     ПЕНАТЫ



Последнее обновление 7 февраля 2015 года
©2013 г., Александр Тимофеев, г.Харьков, Украина,   eMail: atimopheyev@mail.ru